Category: техника

Сильва

У нас во дворе снег «почистили»



Где-то там, под этой грязной горой, осталась маленькая елочка.

Её соседи посадили. Года четыре, наверное, назад.

Елочка была чахленькая и маленькая. И долго болела. Вообще удивительно, как она сразу не умерла, соседи наши еще те садисты — нет выкопать ямку побольше, да засыпать ее если не растительным грунтом, то хотя бы песком каким, вставили елочку прямо в строительный мусор, из которого состоит наш двор — расти, милая ёлочка!

Но она не сдавалась. Выпускала каждую весну кривенькие почки, пыхтела, тужилась, в подземной темноте выпускала корешки, которые пробивались между кирпичами.

Выстояла!

И этой осенью уже стало казаться, что она вырастет.

А потом выпал снег. Прошлый, да и позапрошлый декабрь был бесснежным. Да и за всю зиму снега столько не выпадало, как в этом году в ноябре и декабре. Дворник, конечно, снег чистил. Там, где мог. Потому что добрую половину проезжей части занимают машины, дворнику тут никак, особенно с утра. Ну а владельцы авто как снег «чистят»? Правильно, смахнут с железяки, да и уедут. Из всего двора я видел только человека три с лопатами, которые месточко под машину как-то освобождали от снега. Остальным по углу и по азимуту.

Потом стало парковаться невозможно. Да еще оттепель случилась, под колесами такая каша...

Вот и вызвали трактор. Днем, когда машин было поменьше.

А трактористу что? Сказали — сгрести, он и сгреб. Ему же не жить в этом дворе. Его дети тут бегать не будут.

Он же в Майями собирается жить, а там снега нет!

Патриот, не иначе.
Сильва

Просто газон. Просто «стригут»

В очередной раз в Тихвине стригут газоны. Которые после «стрижки» выглядят примерно так:



А перед стрижкой они[выглядели как-то так:]
выглядели как-то так:



Процесс «стрижки» в небольшом кино:




И по поводу этой «стрижки» у меня есть несколько простых вопросов. Мало ли, кто-то заинтересованный в том, чтоб в городе было красиво, прочитает:

1. Почему «Зеленое хозяйство» и другие организации, которые выигрывают конкурсы на уход за газонами, понимают под этим уходом только тотальное скашивание растительности до уровня земли?

Почему на «газонах» вовсю разрастаются репейники и конский щавель, черная полынь и осот, одуванчики и подорожник? Где, в каком институте готовят дендрологов, которые готовы поведать всему миру, что особая прелесть газона в том, что на нем растет репейник, а без репейника газон слишком скучен и однообразен? Где, в каком университете научают, что достаточно репейник скосить, и он сразу от обиды умрет?


Да нет, дорогие мои, не умрет! Через неделю-две он снова выпустит листья и постарается поскорее зацвести. Уничтожить репейник можно. Достаточно выкопать корневище. Ну или использовать достижения современной химии и принять на вооружение гербициды, которые выборочно уничтожат растения, нежелательные для газонов.

2. Почему на довольно больших площадях используются не газонокосилки, а триммеры, предназначены для выборочного скашивания травы в труднодоступных местах?

Оля высказала такое предположение, что эта практика — часть социальной программы, предназначенной для трудоустройства людей, который все равно больше ничего не умеют делать. Понимаю, что такая версия тоже имеет право на жизнь, но она совершенно не радует.

В тот день, когда я снимал это кино, я насчитал как минимум десять человек, которые размахивали триммерами, скашивая площадь примерно в 380 соток. Почти четыре гектара косят триммерами! Это так же разумно, как стричь овец маникюрными ножницами, подпуская к одной овце сразу десять «парикмахеров». Овцу-то они, конечно, постригут. Одну до обеда и даже может быть еще одну после.

То же самое и с этими косарями-триммерщиками.

А ведь этот газон — не единственнй в городе, где можно использовать нормальную косилку.

Нет, не такую:



а вот такую:



Стоит она, конечно, не пять тысяч рублей. И даже не пятьдесят, как десять триммеров. Правда и для работы на таком тракторе не нужно десять человек. Достаточно одного.

Что это: жадность, бедность или глупость?

Такой трактор-косилка может содержать газоны красивыми. Ведь он постригает траву на заданную высоту. Он оставит после себя не пустыню, а ровненький газон. Да, такой газон нельзя стричь два раза в год, это нужно делать чаще. Только и мыться два раза за лето явно недостаточно.

И напоследок о разговоре, который состоялся у меня после того, как я закончил снимать видео, с одной из работниц «Зеленого города». Она подошла и спросила, чего это я тут снимаю. Я честно сказал, что снимаю то, что они делают. И в свою очередь спросил ее, понимает ли она, что они — работники «Зеленого города» и по совместительству жители города Тихвина, могут делать наш город красивым. Но взамен этого они делают «то, что начальство прикажет».

Ничего не ответила рыбка ©

Да нет, ответила! Стала мне эта рыбка говорить, что она против того, что ее снимают. И даже готова пойти в суд. Потому что это ее личное, видимо, дело — качество ее работы и отношение к родному городу. Такие дела.

Так что я думаю, очень нескоро еще в нашем городе могут появиться красивые газоны. Потому что это — неважно. Постригли как-то? Постригли! Вот и отвалите, больше денег нет, все освоены!
Сильва

Про Витька и Вятку



Знакомый прислал ссылку на статью в «духовном пространстве русской Евразии». Написал это статью некто Нильс Йогансен, правдоруб и патриот. Хотя есть подозрение, что «Нильс Йогансен» это псевдоним. Ну стесняется человек своих имени и фамилии, может же такое быть?

Автор плодотворный. И хотя, как он сам утверждает, закончил отделение общей математики и математической физики в Тверском университете, пописывает сей автор в газете «Культура». Вот, например, что он пишет в другой статье: «Польша в конце 30-х годов представляла собой главную реальную угроза для СССР и для гитлеровской Германии...»

Ну а в этой, с которой я начал, он прославляет бытовую технику советских времен. Что ж, давайте попробуем вспомнить, какой она была — та самая советская техника с «колоссальным ресурсом».

В статье некий «мастер Сергей Щербаков» утверждает, что простота, запас прочности и ремонтопригодность — это плюсы той техники. Но отмечает и недостатки: шумность, ограниченный функционал и невзрачный внешний вид. А потом автор статьи заявляет, что купленная в 1978 году (это, на минуточку, год, когда «Нильс Йогансен» пошел в первый класс) работает как часы, только ремень приводной два года назад пришлось поменять.

У нас была подольская швейная машинка.  Да, если ее сравнивать с самыми дешевыми китайскими поделками, которые сегодня можно найти на Алиэкспрессе, то прочность ее была намного выше. Подольская весила раз в несколько больше. Железа в ней было намного больше. И стоила она больше, чем зарабатывал за месяц инженер.

Наколько я помню, комплектовалась она электроприводом, который делали в Германии. Видимо, эту деталь в СССР освоить так и не смогли.

Шила, да. Но если нужно было прошить кожу, или несколько слоев плотной ткани, то лучше было использовать швейную машинку дореволюционного производства, которую делала компания Зингер. У нас дома такая тоже была. Она и сейчас где-то в Балашове на чердаке стоит. Уже не шьет, что-то сносилось в челночном механизме, который проработал чуть ли не сто лет. И она была еще проще в обслуживании и надежнее, чем подольская, что уж говорить. Вот только шить на ней было труднее. Не было у нее электропривода, нужно было рукой маховичок крутить.

Дизайн? Ну о таком в СССР не оченб задумывались. Шьет? Будьте довольны. Достали? Будьте счастливы. О, вы, может быть, не знаете, что такое «достали»? Ну да, сейчас ведь все просто: есть деньги, пошел в магазин и купил. Ах, в магазине нет? Заказал в Интернете — прислали.

Тогда такого не было. И швейных машинок в свободной продаже в магазине не было. И Интернета не было. Нужно было накопить денег и ждать. И когда в магазине в конце года, например, появлялось две или три швейных машинки на город в 50 000 жителей, нужно было везение, чтоб оказаться в магазине, пока еще не все машинки раскупили. И с деньгами в кармане. И «достать».

Можно было еще попроовать завести в магазине знакомых. Это уже был «блат». И называлось тогда приобретение полезных вещей «достать по блату».

Потому что та самая промышленность, про которую рассказывает патриот и правдоруб Йогансен была не в состоянии произвести достаточного количества бытовой техники. О каком тут качестве можно говорить, ведь конкуренции-то нет! Более-менее свободно можно было купить электробритву. Кухонный миксер уже сложнее. Стиральную машину «Вятка-автомат»?

А вы в курсе, что она стоила больше, чем  три месячные зарплаты инженера? Я был начальником бюро и получал на руки  около 165 рублей. Так вот, цена этого чуда советской техники равнялась 495 рублям. Мы, молодая семья с двумя детьми, такую покупку себе позволиь не могли.

И что, вы думаете это британски ученые наши инженеры разработали первую советскую машину автомат? Ха-ха три раза! Лицензия на производство этих машин была куплена в 1974 году у итальянской фирмы Мерлони Проджетти (теперь Indesit). И оборудование для производства этого «советского чуда техники» было куплено у итальянцев.

У нас первая машина-автомат появилась тогда, когда в России пришла конкуренция. И рынок, какой бы суверенный и специальный он у нас не был. Купили мы машину Indesit с сушкой. Работает она больше пятнадцати лет и ни разу не ломалась. Сейчас немного хандрит — кнопка выключателя работает не очень хорошо. Но мы этой машиной все равно пока пользуемся, хотя легко можем в любой момент (ну да, пока работаем) пойти и купить почти любую стиральную машину, что есть в соседнем магазине бытовой техники.

Сетует автор на то, что в Росиси осталось только отверточное производство. А большая часть техники вообще поставляется из Китая. Ну да, так и есть. Почему? Ответ прост, как три копейки — нешему правительству не нужна экономика производства. Ему хочется торговать нефтью.

Кстати, отмечает автор и действительно катастрофическую тенденцию: в России практически умерло станкостроение и производство качественных подшипников. Об этом ему рассказал президент (ну а как же иначе, конечно президент!) ассоциации производителей «Станкоинструмент» с говорящей фамилией Самодуров:

— А вот и статистика официальная. Согласно данным Минпромторга, с 2006 года по 2013-й станочный парк РФ сократился с 1 535 000 до 760 000, то есть более чем в два раза. Причем ситуация явно не улучшается, скорее, наоборот.

В 2011-м Московский станкостроительный завод «Красный пролетарий» им. А.И. Ефремова — единственный в России производитель сверхпрецизионного оборудования — прекратил существование. Ранее были уничтожены еще четыре важнейших объекта — завод им. Серго Орджоникидзе, «Фрезер», Московский завод координатно-расточных станков, «Станкоконструкция», закрыли институт ЭНИМС (экспериментальный НИИ металлорежущих станков). Ежегодно в РФ ликвидируется несколько десятков станкоинструментальных предприятий. По сравнению со временами СССР объем выпуска станков упал в сто раз, разработка новых моделей не ведется — уже некому и негде.

— Это чистое вредительство. Идут разговоры о каких-то нанотехнологиях, когда тот же питерский «Завод прецизионного станкостроения» делал приборные подшипники с точностью в одну сотую микрона. Его тоже уничтожили. Глава Минпрома Денис Мантуров пытается отстаивать интересы отрасли, но он проигрывает финансово-экономическому блоку в правительстве, за которым стоят банкиры. А этим биржевым спекулянтам производство вообще не нужно. Но такими темпами РФ вскоре скатится да уровня каменного века...


Естественно, господин президент делает эпический вывод:

— И тогда страна станет легкой добычей врагов...

Так и хочется сказать словами Лаврова: «Дебил, бл***!»

Страна уже стала добычей врагов. И враги эти хорошо известны. Они не за океаном сидят. Идаже не за границей России. Они сидят внутри МКАДа в рабочее время, а ночуют где-нибудь рядом с Москвой.

Да, это те самые построители вертикали и стабильности. Десять лет назад им говорили, что нельзя сидеть на нефтяной игле, нужно развивать промышленность. Только учить безумцев — занятие бесполезное.

Только и остается этим «эффективным менеджерам», что вспоминать «достижения» СССР и пугать народ неведомыми «врагами».

Но едва ли это поможет.

И однажды наступит полный Витёк...